Фотосессия почти удалась.

Read more... )
Хрен знает, кто таков автор, но стоит сохранить, для памяти.

Оригинал

Давно хотел написать пост для тех, кто по тем или иным причинам принял решение ввязаться в один из замесов, активно полыхающих в мире. Теперь кидайте тапки.

Общие положения:

В армии тебя никто не ждёт. ВС существовали тысячи лет до твоего рождения и ещё столько же просуществуют, не подозревая, что ты можешь изменить весь их облик, только по факту своего прибытия в расположение;

Если ты не выпил свою цистерну со спиртом на гражданке, стараться допить её в армии — не нужно. Там достаточно долболобов без тебя и твоих синих подвигов. Любой ветеран подтвердит, что синька сгубила на войне больше народу, чем противник. Зачастую народа совсем невиновного и отношения к твоему алкоголизму не имеющего;

Факт прибытия в зону БД — не подвиг, как бы тебе не хотелось верить в обратное. Миллионы людей в мире воевали, остались живы, воспитывают детей, строят дома и вспоминают об этом только на междусобойчиках. Это просто этап твоей жизни, возможно, не самый простой;

Чаще всего война — не стрельба, взрывы, переползания и перебежки. Это холод, сидение в грязи, отсутствие туалетной бумаги и сигарет. Ещё вши, хреновая жрачка, мокрые вещи, которые нельзя высушить (просто негде), никакого вещевого снабжения, поиск боеприпасов методом выпрашивания или обмена, много земляных работ, хаотичные перемещения из угла в угол по указанию начальства, тупые задачи и хреновое настроение. Обратите внимание, я сознательно опустил элемент артиллерийского и огневого воздействия противника. Оно тоже есть.

Read more... )
Першанинский "Снайпер" здорово отличается от "Танкиста" самой динамикой повествования. Здесь нет лихих атак, героических прорывов из окружения, безнадежных боев на последнем рубеже. История, рассказанная автором от имени героя - тягучая, как многочасовое ожидание на нейтральной полосе. И такая же некомфортная от холодных и сырых подробностей этой войны.

На следующий день я сделал свой первый выстрел на новом месте. Подкараулил сапера, который вылез из траншеи. Выстрел за четыреста метров оказался не совсем точным, сапер сумел уползти, а немцы с полчаса вели беспорядочный огонь. Я снова отсиживался в воронке, где вырыл нишу, чтобы не черпать одеждой воду.

Затем стал брать с собой Ваганова, но вести огонь ему запретил. За неделю с разных позиций подстрелил еще двух немцев. На очередном докладе комбату настойчиво попросил снайперскую винтовку, а если можно, то две. Морозов куда-то звонил, переговорил с начальником артвооружения полка, и вскоре нам выделили две трехлинейки с оптическими прицелами.

На целый день ушли вместе с напарником в степь и пристреляли обе винтовки. После того как появились результаты, разговаривать с Морозовым стало легче. Я добился, что боевые дежурства мы будем нести через день. Каждый раз приходили насквозь мокрые, снег уже таял вовсю, приходилось долго сушить одежду.

Я постепенно привык к новому месту. Хотя здесь почти не росли деревья, обнаружилось достаточно уголков для укрытия. Под растаявшим снегом оказались несколько окопов и даже обваленный блиндаж, куда можно было втиснуться в случае обстрела. Мы углубили окопы, вырыли щели для укрытия. С оптикой уже не было необходимости выползать далеко на нейтралку, я вел огонь с пятисот-шестисот метров. Наученный печальным опытом на Дону, не делал больше двух выстрелов. До поры мы благополучно уходили или пережидали ответный огонь в окопах, замаскированных сверху ветками.

Привык я и к соседству мертвых, хотя с наступлением тепла вонь стояла невыносимая. Так прошли недели три. Счет уничтоженных врагов вел заново, правда, здесь не требовали многочисленных подтверждений. Морозов верил на слово. Когда счет перевалил за десяток, о существовании в полку снайперов узнал начштаба и даже вызвал меня на беседу. Сказал, что снайперское движение приветствуется командованием, и предложил обучить несколько стрелков. Я согласился, потому что мы с Вагановым на позициях батальона уже примелькались. Правда, в целесообразности такой учебы сомневался. Роты были крепко прорежены во время зимнего наступления, людей не хватало, снайперские винтовки отсутствовали. Кроме того, я знал, что командиры не отдадут опытных бойцов, а учить новобранцев дело долгое и вряд ли выполнимое в условиях нестабильности фронта.

"Не промахнись, снайпер!", эпизод под Балаклеей )
Итак, что еще из Першанина имеет смысл прочитать.

1. Командир штрафной роты
2. Не промахнись, снайпер!

Остальные книги рассматриваемого автора делятся на военные боевики, в целом неплохие, но слабоватые по сравнению с тремя главными произведениями, и сборники бесед с ветеранами а-ля Драбкин. Короче, и то, и другое - на любителей жанра.
Продолжаю публикацию эпизодов из першанинского "Штрафника-танкиста".

Мы прошли к северу от Ворсклы километров восемь. Вдалеке разглядели машины, двигающиеся по дороге, окраины какого-то поселка. Судя по карте, Дорогош. На окраине стояла зенитная батарея. Мы повернули назад, и возле еще одной сгоревшей деревни едва не нарвались на два противотанковых орудия, перекрывающих дорогу. Метров четыреста отползали, боясь поднять голову, а потом, пригнувшись, побежали по низине. На развилке изрытых гусеницами проселочных дорог нашли наконец павшую лошадь. Ее уже поклевали вороны, и туша лежала не меньше недели. Ночью замерзала, а днем немного оттаивала.

Нижняя половина туши, примерзшая к земле, сохранилась лучше, но сдвинуть лошадку мы не смогли. Отрубили топором несколько кусков, набили вещмешки и зашагали назад. Когда вернулись, оголодавшие ребята едва не накинулись на сырое мясо. Командир роты приказал развести из сухих веток несколько костерков, чтобы было поменьше дыма, и варить мясо небольшими порциями. Ох, и противное было варево! Из ведра и котелков выплескивалась бурая вонючая пена. Мясо было черным, жестким, как резина, а у нас выступала голодная слюна. Если бы не Таранец, мы бы грызли сырую конину.

— Терпите, а то отравитесь к чертовой матери! Лошадь твоя с тухлецой.

— Посвежее не нашлось.

Наконец Антон посчитал, что мясо сварилось. Кто не ел вонючей, начинающей пропадать конины, тому трудно объяснить эту сторону войны. Кроме обстрелов, холода, снарядов в лоб постоянно присутствует голод. Мы, обжигая губы, глотали горячие куски, почти не жуя. Да и разжевать конину было невозможно. Когда заканчивали трапезу и запивали мясо кипятком, пришел наш знакомый мужик с двумя помощниками. Принесли вареной картошки, прокисшей капусты, самогона и молока. Выпили и съели все. Как у нас желудки выдержали эту смесь, удивляюсь!

"Танкист-штрафник", эпизод с выходом из окружения под Харьковом )
С учетом того, что от предыдущего фрагмента текста у чейтателей неожиданно бомбануло, выложу еще один кусок.

В тот период танки в основном использовались как средство поддержки пехоты. Танковые бригады и полки раздергивались для поддержки стрелковых полков. Наш батальон тоже направили в распоряжение стрелкового полка, а рота Зайковского двигалась впереди батальона как разведка. Дошли до небольшой речки. Искать мост не было времени, да и смысла. Немцы перед линией фронта их все разбомбили. Разумнее всего было поискать брод. Но Зайковский послал командира взвода и двух водителей-механиков осмотреть речное дно. Вернувшись, они доложили, что возле берегов много ила и есть риск завязнуть. Впрочем, глубина была небольшая, около метра. По техническим характеристикам, Т-34 мог преодолевать водные препятствия глубиной 110 сантиметров, а БТ-7 — 120 сантиметров. Но тяжелые машины вдавят дно еще сантиметров на двадцать — тридцать, и двигатели могут заглохнуть. Слишком много ила.

Кто-то предложил поискать брод, кто-то показал на ивы, растущие на берегу. Решили, что два десятка деревьев помогут создать достаточно прочный настил. Нашлось несколько топоров, но древесина деревьев была твердой, и работа шла медленно. Поиски брода в радиусе километра ничего не дали. Тогда лейтенант Зайковский сделал грубую ошибку. Он не хотел, чтобы две другие роты во главе с комбатом увидели наши потуги миновать плевую речку. Он приказал валить ивы танками. Дело пошло быстро, но шум и треск встревожили некоторых бывалых танкистов. Мы не знали, далеко ли немцы, они могли услышать шум.

— Продолжать, — скомандовал Зайковский.

Бросили два десятка деревьев. Этого было явно мало. Но высоко в небе наши уже приметили немецкий наблюдатель «раму». Надо было торопиться. Лейтенант приказал пустить вперед БТ-7 из нашего взвода. Легкая машина с мощным двигателем в 400 лошадиных сил проскочила гать на среднем ходу, слегка буксуя. С «тридцатьчетверками» дело обстояло сложнее. Эти машины имели движки в 450 лошадиных сил, но весили в два с половиной раза больше — около 30 тонн. Не только я, но и другие танкисты опасались, что такая масса просто вдавит деревья в ил, и танки завязнут. Зайковский поглядел на командира взвода и меня. С минуту раздумывал. Потом приказал, и в его тоне я не почувствовал обычной уверенности:

— Вы поопытнее, Волков. Давайте!

"Танкист-штрафник", эпизод с брошенным танком )
Оригинал здесь.

На следующий день, собрав имевшиеся силы, командование предприняло попытку прорвать на нашем участке кольцо вокруг осажденного города, чтобы помочь его защитникам. Это было безнадежное дело. Пехота наступала вяло, а поле и перелески кипели от многочисленных взрывов. Мы прорвались на горящую улицу пригородного поселка. Из обломков кирпичного двухэтажного здания и вырубленного зимой сада били сразу три или четыре противотанковые пушки. Две «тридцатьчетверки» горели, третья, поврежденная, уползала за дом. Уйти ей не дали и тоже подожгли. За нашими танками жались в кучку с полсотни пехотинцев. Остальные отстали. Таранец приказал мне обойти здание слева, а он с двумя оставшимися в роте танками ударит с правого фланга. Я подозвал младшего лейтенанта, командующего пехотинцами.

— Не отставайте! Нам без вас — каюк. И вы без танков пропадете.

Младший лейтенант, белобрысый, в телогрейке, с автоматом «ППШ», согласно кивал.

— Ну, чего ты киваешь? Бегите за мной и не отставайте. Меня там в этой мешанине в упор гранатами закидают. Вышибай пехоту.

— Ты сначала пулеметы подави!

"Танкист-штрафник", эпизод боев за Харьков )
Днём гвардейцы 9-й роты штурмовали четырёхэтажное здание школы №6, расположенное на Смоленской улице напротив «военторга», но полностью захватить это здание не удалось. Ночью Гвардии сержант Лазарь Григорьевич Макаров пробрался в крыло здания, занятое противником. Убедившись, что немцы спят, он вместе с двумя бойцами ножами добил остатки немецкого гарнизона. Сержант Макаров тогда ещё не знал, что через два месяца, уже лейтенантом, он снова будет штурмовать развалины школы, а действия его группы будут описывать в боевых сборниках и центральной газете «Правда».



Слева на фото - генерал инфантерии Александр фон Хартманн, командир 71-й пехотной дивизии, 51 год. Кавалер Рыцарского креста, ветеран Первой мировой, на которой был тяжело ранен. Солдаты 71-й ПД под его командованием прошли Бельгию и Францию, бои под Харьковом и на Дону. 26 января 1943 года генерал Хартманн, взобравшись на железнодорожную насыпь и встав во весь рост, открыл огонь из винтовки в сторону русских позиций. Конец был немного предсказуем: не желавший сдаваться в плен немецкий генерал нашёл свою пулю, а первый состав 71-й ПД практически полностью погиб в сталинградском котле.

Справа - генерал-майор Александр Ильич Родимцев, командир 13-й Гвардейской стрелковой дивизии, 37 лет. Участвовал в гражданской войне в Испании и советско-финской войне (за Испанию получил звание Героя Советского Союза, орден Ленина и два ордена Красного Знамени). Бойцы 13-й Гв.СД, сформированной из воздушно-десантного корпуса, защищали Киев, где первый раз встретились с пехотинцами Хартманна. Следующая встреча была под Харьковом, пока военная судьба не расставила все точки над «i» в центре Сталинграда.


Warspot порадовал нас очерками Егора Кобякова о неизвестных страницах Сталинградской битвы. Текущая статья находится здесь, в ней же ссылки на более ранние. За наводку благодарности отлетают Игорю Николаеву.
И тут один из пилотов предложил безумный план, согласно которому «Апачи» должны были взять на борт по паре добровольцев из морпехов и высадить их прямо в крепость. Те должны были подобрать раненого, после чего на тех же вертолетах улететь. План выглядел неплохо, но была одна существенная проблема: в «Апачах» не предусмотрено места для десанта внутри вертолета. За 16 лет боевого использования никто ни разу не возил пехотинцев на «Апачах». В теории у них была «аварийная упряжь» и скобы чуть позади кабины для эвакуации сбитых летчиков. Но летчики хотя бы примерно представляли себе, что такое летать «на», а не «в» вертолете, а тут предстояло без всякой подготовки взять на борт неподготовленных пехотинцев.

На помощь прилетел штурмовик А-10. Он спикировал на выходы из туннелей, где прятались талибы. Попадания из знаменитой семиствольной пушки ощущались как небольшое землетрясение. Рев стрельбы было слышно на несколько километров вокруг. Это дало время вертолетчикам слетать к пехотинцам, где уже вызвались четверо добровольцев. Наскоро объяснив, как пристегнуться к скобам, пилоты забрали импровизированный десант и полетели обратно к крепости.

Тем временем ближайшую деревню, из которой вели огонь талибы, накрыли 900-кг бомбой со стратегического бомбардировщика В-1. В клубах пыли и дыма после этого взрыва один «Апач» сел прямо в крепости, второй по ошибке приземлился у северной стены вместо западной. Третий вертолет прикрывал их сверху. Пехотинцы при помощи выскочивших из машин вертолетчиков под аккомпанемент очередей и разрывов гранат подобрали товарища и пристегнули его к машине. В 10 часов 43 минуты утра вертолеты взлетели. Вся наземная часть спасательной операции продолжалась пять минут десять секунд.

На «Апачах» еще оставалось по 20-80 снарядов к пушкам и по нескольку неуправляемых ракет. Один экипаж расстрелял вообще все, что было на борту. Спасение Мэтью Форда обошлось «Апачам» (только по цене израсходованных боеприпасов) примерно в полтора миллиона фунтов. Такова общая стоимость полутора тысяч снарядов, 62-х неуправляемых ракет и 18-ти ракет Hellfire. Из этой суммы свыше 300 000 фунтов было «выстрелено» вертолетчиками меньше чем за минуту, во время отхода.
При демаркациях линии разграничения на спорных территориях Кашмира в 1949 и 1972 годах Индия и Пакистан очень условно обозначили границу в районе ледника Сиачен. Вероятно, никто не мог и подумать, что труднодоступная местность с суровым климатом, лежащая высоко в горах, в середине 80-х станет камнем преткновения, а попытки установить контроль над ней приведут к новому конфликту с многочисленными человеческими жертвами.

В 1984 году индийской армии удалось опередить пакистанцев и взять под свой контроль стратегические перевалы на хребте Салторо, господствующие над ледником Сиачен. Но пакистанцы не оставили попыток переиграть индийцев. Конфликт продолжается уже несколько десятилетий, вынуждая Индию и Пакистан сохранять существенное военное присутствие в труднодоступном горном регионе. Из года в год Сиачен продолжает отнимать человеческие жизни…

За наводку спасибо [livejournal.com profile] yarin_mikhail
Конец ноября 1941 года, окрестности посёлка и станции Крюково. Здесь в те дни проходила линия фронта. Красная армия и вермахт, как два боксёра, измученных долгой схваткой, упёрлись в него. Один, более злой и опытный, ещё атаковал, хоть его удары и не имели уже той сокрушительной мощи, как в начале схватки. Второй, вынужденный драться «от обороны», казалось, держался на ногах из последних сил. Пропускал удары, умывался кровью, падал. Но всякий раз поднимался и снова вступал в бой.

Просто историческая зарисовка. Для памяти.
Наткнулся тут на псто одного старого мудака из "Красной звезды" (да-да, того самого), где он рассказывает, как шустро собирает и разбирает автомат на время. И в каментах еще 100500 таких же долбоебов, радостно задрав жопы, понеслись трещать, что вот да, они давно уже не, но вот руки-то помнят (ц).

И хоть бы один вспомнил, как он из АК поражал головную мишень на 100 пятью из пяти. Ну или там поясную на 400 м. Не, стрелять их не учили. Их учили СОБИРАТЬ и РАЗБИРАТЬ. Недаром в НСД по СКС сказано, что боец обязан чистить карабин не менее четырех раз в неделю. Вот такая она была. Непобедимая, легендарная и страшная, шопиздец.
Читаю Мокрушина про успехи небратьев в обучении воинскому мастерству. В принципе, как справедливо заметил аффтар, вся эта история наглядно иллюстрирует, с какой скоростью боевая подготовка скатывается к полной профанации при всеобщем пофигизме и наплевательском отношении к службе.

Любопытно другое. А именно, ряд замечаний в каментах от кадровых. Например:

Вот мы смеёмся над данным сообщением. А у меня один боец сейчас на курсах выживания, так по докладу они за 3 недели из автомата сделали всего 6 выстрелов. 3 пристрелочных и 3 на зачёт. Остальное РХБЗ, СТРОЕВАЯ, уборка территории.

Забавная получается картина. Как только выпиздили на пенсию проклятого мебельщика, так сразу наступила тотальная благодать и возврат к временам концепции превосходства духа над техникой, тактикой и индивидуальной подготовкой.
Поставил на "Сайгу" хоговскую рукоятку. Хват стал отличный, не сравнить с родной. Но... Эта резина здорово натирает руки. При длительных упражнениях без перчаток не обойтись. В общем, я бы предпочел все то же самое в части конфигурации, но не из резины, а того же полиамида. Почему, собственно, цевье менять и не буду.

Критически взглянул на имеющуюся в хозяйстве РПС от "Сплава". Лямки "Немезида" плюс универсальный пояс. Эта хреновина, будучи довольно неплохой сама по себе, совершенно не стыкуется ни с какими видами рюкзаков, кроме разве что ранцев вида РД. Которые лично мне неудобны, как чирей в известном месте. Ни "тасманиан тайгер", ни сплавовский "каскад" нормально поверх нее не садятся даже пустыми, не говоря уже о загруженных.

Read more... )
Вынесу-ка я эту тему из каментов...

В последнее время, в связи с особенностями хода войны на Украине и в Сирии, появилась и широко распространилась точка зрения на современную войну как на противостояние средств усиления. Иными словами, к жизни вернулся старый постулат "артиллерия разрушает, пехота занимает и зачищает". А гаубичному снаряду или бомбе, дескать, глубоко пофиг на уровень индивидуальной подготовки противника.

Однако, если копнуть не на год, а лет на 30-40 назад, мы увидим, что абсолютное большинство единовременных потерь СА/РА понесли в боях, где не было ни танков, ни гаубиц, ни даже вертолетов. Было только легкое стрелковое оружие, РПГ/АГС и, в лучшем случае, 82-мм минометы. Вспомним эти печальные события.

Неприятные воспоминания )

В этих условиях решающую роль в бою играли индивидуальная и групповая подготовка рядового и сержантского состава пехоты. А именно:

Больше умеешь - дольше проживешь )

Ничему из вышесказанного (кроме разве что стрельбы), к сожалению, нельзя научиться самостоятельно, вне армейской структуры. Именно поэтому подготовка пехотинца должна вестись на должном уровне. Даже если 95% его задач будет сводиться к зачистке и сидению на блоках.
Скандал вокруг «Тридцатой дивизии», подготовленной американскими инструкторами для войны с Асадом и моментально сдавшейся исламистскому «Фронту ан-Нусра» сразу после пересечения турецкой границы, гремит теперь на весь мир. Таких скандалов будет много. Они предопределены самой методикой американского инструктажа «союзников» и в Сирии, и в Грузии, и на Украине.

Весьма любопытная статья, повествующая о реалиях подготовки проамериканских сил в странах третьего мира. Из анализа ряда боев, имевших место как в Грузии в 2008-м, так и на Украине, а также в Сирии, автор делает вывод о полной бесполезности американской системы подготовки союзников в случае военных действий без характерного для ВС США уровня материально-технического, разведовательного и огневого обеспечения. Грубо говоря, без беспилотников, мгновенно реагирующей ударной авиации и артиллерии, подобного рода тактика и основанная на ней подготовка абсолютно бессмысленны и ведут к поражению.

Ряд экспертов, в том числе Круз, идут еще дальше, и указывают на то, что сама структура, уставы и форма ведения боевых действий ВС США обречены если не на неудачу, то на большие проблемы при столкновении с примерно равным по силам противником. Но без ответа остается вопрос: а где он, этот "примерно равный по силам"? Или речь идет о какой-то модельной сшибке батальон на батальон, без авиации, как в Донбассе?

Круз указывает на то, что специфика действий американской пехоты расчитана на противостояние формированиям партизанского типа, не имеющего в сколь-нибудь заметных количествах ни ПВО, ни артиллерии, ни, тем более, авиации. И это, весьма вероятно, соответствует истине. Однако перед тем, как подсчитывать количество имеющихся в закромах Родины танков и гаубиц, необходимо вспомнить, с чего начинались все конфликты. в которых участвовали американцы за последние 30 лет. Правильно - с воздушной наступательной операции. Проводимой до тех пор, пока противник не превращался в партизанские формирования, без тыла и единого управляющего центра. Как это происходит, можно изучить на примере 3-й армии Кузнецова, которая в 41-м из мощного ударного соединения за неделю превратилась в ну ооочень большой партизанский отряд. При таких раскладах, американской пехоте остается ликвидация отдельных узлов обороны и зачистка.

Таким образом, критикуемая американская тактика полностью соответствует американским же возможностям и задачам. Но, как справедливо отмечает автор статьи, совершенно не соответствует возможностям и задачам тех, которых американцы берутся этой тактике учить.

Profile

shipreck_s

August 2017

S M T W T F S
   1 234 5
6 7 89101112
13 141516 17 1819
20 212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 22nd, 2017 08:58 am
Powered by Dreamwidth Studios